Развратные танцы

— Стоп-стоп-стоп! — подняв руки над головой, захлопала в ладоши тренер. — Никуда не годится, ребята! Просто отвратительно! Это уже не танцы, а попарное передвижение по заминированной плоскости.

Смыкаясь вокруг “тренерши”, старшая танцевальная группа дружно поддержала ее слова негромким смехом.

— Вот ты, Саша, — продолжалось отчитывание нерадивых учеников, — вначале еще танцуешь кое-как. А потом? Ты начинаешь сутулиться и куда-то уходишь от Зины. Зина, может, это ты не даешь ему правильно тебя держать?

— Почему не даю? Даю, — тихо промямлила девушка, теряясь. — Он сам не хочет.

Теперь все засмеялись громче, даже тренер Ольга Петровна улыбнулась.

— Наверно, вы уже устали, — предположила она. — Расходитесь. Завтра встречаемся в это же время.

Ребята, распаленные, немного усталые, покидали спортзал. Саша шел последним. Зина задержалась, остановилась и, повернувшись к нему, успокоила:

— Не обращай внимания. Ольге сегодня весь день все не так.

— Нет, — грустно возразил Саша. — Она права. Я действительно горблюсь, когда танцую.

— А ты не горбись! — посоветовала Зина. — Давай попробуем сейчас потренироваться.

— Не хочу.

— Почему? Мы ведь тут одни — никто не будет смотреть на нас.

Саша неопределенно качнул головой. Зина взяла его руку и положила себе на талию. Они проделали несколько па.

— Вот, хорошо, — комментировала девушка. — Ну, не отходи, не отходи. Ну, что с тобой делается? — Зина остановилась.

Саша, пройдя несколько шагов боком, плюхнулся на скамейку.

— Я же говорил… — начав неуместное оправдывание, пробормотал он.

— Почему ты сгибаешься?! — негодовала Зинка.

— Потому, что когда ты близко, — рассердился Саша, — я не могу долго стоять ровно.

Девочка удивленно открыла рот и не знала, что спрашивать дальше.

— А в чем дело? — наконец выдавила она из себя.

Саша засопел и промолчал.

— Может, тебе лучше будет попроситься танцевать с другой девчонкой?

— Тебе решать, — угрюмо ответил он.

— Ты можешь мне сказать без намеков? — настаивала Зина. — Я ничего не понимаю.

— Сказать? — переспросил парнишка.

— Да!

— Когда я тебя обнимаю — у меня поднимается… сказать что?

— Нет, не надо, — спешно возразила Зина. — Но ведь это всего лишь танцы, — наконец нашлась она с ответом.

Саша пожал плечами.

— Знаешь, что, — сказала девушка, еще помолчав, — спортзал сейчас закроют… приходи сегодня ко мне… мы снова попробуем…

Сказав это, Зина не поднимала глаз, пока они шли вместе, а прибежав домой, забеспокоилась, как пойманная птичка в клетке, часто-часто поглядывая на часы. Перед самым приходом Саши Зина, испугавшись своей выдумки, решила отказаться от начатой авантюры. Но когда мальчик пришел, ей не хватило нахальства выставить его за дверь.

— Ты одна дома? — проходя по квартире, обшаривал Саша взглядом пустые комнаты.

— Да, — небрежно выронила Зина. — Нам никто не будет мешать.

— А зачем ты накрасилась? — простодушно спросил мальчик.

— Просто так. Попробовала новую мамину косметику, — соврала Зинка.

Она готовилась к приходу Саши и продумала все. От косметики до наряда. Поэтому из верхней одежды на ней была одна рубашка мужского стиля, достающая своими краями девушке до середины бедер. Впрочем, ноги были видны и выше, через боковые вырезы рубашки и прореху спереди, заканчивающуюся у нижней пуговицы. Две верхних Зина расстегнула перед приходом мальчика и, подумав, сняла выглядывавший лифчик, чтобы уж совсем по-домашнему выглядеть. Пригласив Сашу в свою комнату, она плотно прикрыла за ним дверь и негромко включила музыку.

— Начнем? — спросила полушепотом.

Они подошли друг к другу. Саша обнял за талию партнершу, взял грациозно протянутую ему руку. Зина прижалась к нему так близко, как никогда до этого. Он ощущал теплый ветерок ее дыхания на своем лице.

— Что бы ни случилось, — предупредила Зина, — не отклоняйся.

Протанцевав совсем недолго, она заметила румянец на его щеках и наткнулась на упирающийся в нее бугор.

— Ничего, — шепнула она, видя, что Саша вот-вот ее оставит и отойдет в сторону. — Не смущайся. Мне не мешает.

Саше показалось, что Зинка, танцуя, специально, при каждом движении своих ног ловит бедрами и зажимает выступ его оттопыренных брюк.

Музыка закончилась. Пара остановилась. Зина впервые, набравшись смелости, посмотрела вниз. Саша стоял перед ней, как провинившийся сорванец.

— Можно, я расстегну тебе штаны? — Зина волновалась, боясь отрицательного ответа, от которого неисправимо пострадало бы ее достоинство, поэтому рукой она потянула за брючный ремень почти одновременно с вопросом.

Саша быстро помог девушке, надеясь, что Зина чем-то хочет облегчить его страдания, но когда брюки и трусы мальчика упали, Зина, только молча, смотрела на него и ничего не предпринимала. Затем она отошла, легла на диван, позвав Сашу.

— Иди сюда, — сказала твердо, вытаскивая из-под рубашки свои трусики, кажущиеся издали белым треугольным флажком, с которым сдаются в плен при капитуляции.

Он приблизился. Зина задумчиво стягивала по согнутым ножкам единственное прикрытие своей стыдливой “пышки”.

— Ты что-нибудь такое уже делал с девчонками, — пряча трусики за подушкой, нарушила напряженное молчание Зина.

— Нет, — Саша был односложен, собираясь лечь на нее сверху.

— Подожди, — сопротивлялась она. — Может, ты не будешь меня… теперь… может, потом?… позже. Мне что-то расхотелось. Давай не будем. Он такой большой.

Саша потерял над собой контроль и прижал к дивану барахтающуюся под ним Зинку.

— Хорошо, — сдалась она, — ложись на меня, только не вставляй. Сделай это так… Договорились?

Саша не слушался.

— Я же прошу! — вскрикнула она в отчаянии, предвидя, что вскоре будет насажена на шампур, как перепелка.

Мальчик остановился, глядя с укором ей в глаза. Она молчала. Саша попытался поднять ей подол рубашки, Зина решительно придавила ее к бедрам.

— Даже посмотреть нельзя? — обиделся он. — Ты же меня видела…

— А я тебе не покажу… — улыбнулась девчонка, почувствовав, что имеет власть над своим партнером. — Не дуйся, — благосклонно вздохнула она. — Через минуту ты меня трахнешь, — и выдержав паузу, дала согласие. — Можешь пихнуть в меня — только руками не лезь, мне не нравится.

Их тела задвигались, пристраиваясь, чтобы начать сношение.

— Ниже, ниже, — подсказывала Зина. — Да, да, там. Ой, держи меня крепче — я сейчас закричу.

Завизжав, девчонка вцепилась, как клещами, в источник неприятностей.

— Все, хватит. Отпусти меня, — закончив кричать, заявила она и оттолкнула мальчика.

Он поднялся. Зина хотела встать, однако успела только повернуться спиной, как он повалил ее на четвереньки, задрал рубашку и неожиданно ловко ввел ей сзади.

— Не надо так, — протестовала Зинка, — я же не корова. Пусти. У меня идет кровь.

В этот раз ей пришлось испытать все до конца. Ее рубашка расстегнулась от долгой возни, и Саша взял девчонку за грудь, висящую без лифчика, как две капли утренней росы на согнутом стебельке молодой травинки.

— Ой, что ты делаешь? — испугалась Зинка, получая впрыскивающиеся ей дозы неизвестно чего. Потом, подумав, догадалась и спросила с укором:

— Зачем ты так сделал, без разрешения? А что, если у меня был неподходящий день.

— Само как-то получилось, — начал извиняться Саша, одевая штаны.

— На первый раз прощается, — улыбнулась Зина. — Теперь перед каждым занятием кружка будешь приходить ко мне, пока не научишься правильно танцевать…

09.11.2015 / Без рубрики /

Добавить комментарий